Перспективная нестабильность. Интервью Д.В. Теплова Пермскому бизнес-журналу

bmag-perm_05_cover_001Дмитрий Теплов, председатель совета Пермского регионального отделения общероссийской общественной организации «Деловая Россия» и директор Краснокамского ремонтно-механического завода,уверен, что на состояние экономики влияют как глобальные факторы, так и процессы, происходящие на региональном и даже муниципальном уровнях. И если на первые можно только адекватно реагировать, то на последние – непосредственно влиять. Как бизнесу, так и власти.

— Традиционный в последнее время вопрос ко всем экспертам: как вы оцениваете сложившуюся экономическую ситуацию и насколько критичными вам кажутся существующие политические риски?

— Последние пару лет мы наблюдали стагнацию в экономике, как в мировой, так и в российской. Причем в России дела обстоят еще не самым худшим образом. Гораздо сильнее кризис ощущается, например, в Италии, где за последний год закрылись тысячи предприятий, там же сегодня один из самых высоких в Европе уровень безработицы. В России, конечно, существенным дестабилизирующим фактором в настоящее время является сложившаяся политическая ситуация. Она оказывает значительное влияние как на рынки, так и на курс рубля. Хотя ослабление рубля считаю скорее положительным фактором для экономики, так как это делает, во-первых, более выгодным экспорт, а во-вторых – стимулирует рост продаж товаров российских производителей на внутреннем рынке.  Но сейчас нам очень важно направить силы на стабилизацию ситуации на Украине, потому что затягивание конфликта приведет к негативным последствиям для России. Мы должны помочь Украине выйти из кризиса, это выгодно в первую очередь нам самим.

 

В таких экономических и политических условиях вы корректируете деятельность Краснокамского РМЗ, который является итало-российским предприятием?

Краснокамский РМЗ – диверсифицированное производство. Мы изначально выстраивали стратегию развития завода так, чтобы выпускать широкий спектр продукции для разных отраслей. Такой подход позволяет сохранять устойчивость бизнеса даже в условиях нестабильности.

Наше производство позволяет судить о положении дел в самых разных сегментах экономики, поскольку мы связаны с ними производственной кооперацией. И могу сказать, что несмотря на все происходящие экономические сложности, сейчас все же нет таких критических процессов, которые происходили в 2008–2009 годах и которые заставляли сворачивать производство. На сегодняшний день есть возможность и сохранять объемы, и инвестировать в развитие предприятия. К тому же Краснокамский РМЗ производит много нестандартного оборудования и деталей для промышленности, аналогов которым в России нет. И поскольку мы имеем возможность продавать его дешевле, чем западные предприятия, мы выигрываем в этой конкурентной борьбе.

 

Вы руководите крупным промышленным предприятием, возглавляли Министерство промышленности, инноваций и науки Пермского края; сейчас, являясь председателем совета регионального отделения «Деловой России», выступаете в роли посредника между обеими сторонами – властью и бизнесом. Исходя из вашего опыта, какие проблемы взаимодействия государства и бизнеса вы бы выделили?

К сожалению, за последние шесть-семь лет федеральному правительству не удалось кардинально изменить ситуацию в экономике, чтобы создать условия для  развития малого и среднего производственного бизнеса. Несмотря на звучащие заявления и декларируемые намерения, принципиально ничего не меняется.

Мы живем в условиях, когда государственный сектор играет в экономике ведущую роль, при этом он очень зависим от политических решений. Поведение госкомпаний на рынке определяет существование и развитие частных предприятий, потому что основными их заказчиками являются как раз госмонополии. Поддерживая госкомпании, государство косвенно поддерживает и спрос на продукцию малых и средних предприятий, при наличии, конечно, соответствующих установок. Это самый простой, но не прямой путь их поддержки. Более сложная задача – самостоятельное развитие малого и среднего бизнеса – так и остается во многом нерешенной. С одной стороны, государство предпринимает меры по таргетированию инфляции, и это правильно. Радует тот факт, что были заморожены тарифы естественных монополий, хоть и с некоторым опозданием. С другой стороны, реформа системы налогообложения была приостановлена. Более того, налоговое бремя продолжает увеличиваться: растет, например, налог на зарплату, в отдельных случаях кадастровая стоимость земли может возрасти до трех раз, есть проблемы с административным законодательством. Не меняется политика Центробанка – длинных и доступных денег для бизнеса на условиях, сопоставимых с развитыми странами, так и нет. Если в Европе производственные компании имеют возможность кредитоваться под 4% годовых, то у нас – под 12–18%.

То есть положительные сдвиги в вопросах взаимодействия бизнеса и власти, конечно, есть, но они не кардинальные, соответственно, и рассчитывать на существенные улучшения в экономике пока не приходится.

 

Но ведь есть довольно много программ поддержки малого и среднего бизнеса. Они не работают?

Нет, почему же, они работают, но для узкой аудитории. Например, этими программами не могут воспользоваться предприятия, у которых есть иностранные учредители. Видимо, срабатывает расхожее мнение, что иностранные инвесторы – это такие богатые дяди, которые придут и дадут денег. Хотя на самом деле мы видим, что в локализации своих производств в России может быть заинтересован ряд средних зарубежных компаний, однако мы не имеем возможности оказывать необходимую им поддержку и стимулировать этот процесс, что идет вразрез с мировой практикой. Также не могут претендовать на господдержку средние и малые предприятия, более 25% которых принадлежит крупному бизнесу. Так что, к сожалению, во многих случаях поддержка малого и среднего бизнеса часто остается только на уровне деклараций и мы ограничиваемся поддержкой «слабых», вместо того чтобы помогать «сильным».

 

Вы упомянули, что есть еще проблемы и с административным законодательством…

— Основная проблема в том, что предприятия вынуждены работать по правилам, которые были разработаны еще во времена существования СССР. С тех пор многие нормы не менялись, хотя давно потеряли свою актуальность. Ведь правила разрабатывались для промышленных гигантов, и они весьма обременительны для небольших производств. Поэтому мы («Деловая Россия». – Прим. ред.) призываем государство пересмотреть эти и ряд других положений.

 

Еще одна актуальная и обсуждаемая тема на сегодняшней день – улучшение инвестиционного климата как региона, так и страны. Видите ли вы какие-то реальные изменения в этом направлении?

Надо признать, что Россия, точнее, российская экономика и органы власти пока не готовы к приходу инвесторов. Вот хотя бы такой показатель – в рейтинге инвестиционной привлекательности Всемирного банка Doing Business Россия еще пару лет назад занимала место, близкое к сотому. Сейчас мы поднялись на 70-ю строчку рейтинга, но это значит, что вести бизнес в нашей стране все еще очень сложно. Президент РФ поставил задачу – в 2015 году занять 50-е место в рейтинге Doing Business, а в 2018-м войти в первую 20-ку. Соответственно, в стране начали пересматриваться регламенты, создаваться определенные условия для достижения этой цели, но мы еще очень далеки от желаемых показателей.

Впрочем, регионы сейчас тоже включились в работу и принимают активное участие в этом процессе. По инициативе «Деловой России» три года назад был разработан Стандарт деятельности органов исполнительной власти по обеспечению благоприятного инвестиционного климата. Стандарт представляет собой ряд требований, выполнение которых позволяет создать условия для увеличения притока инвестиций в регионы путем внедрения лучшей российской и международной практики взаимодействия региональных органов власти с предпринимателями. Это и наличие в регионе понятной инвестиционной стратегии, четких планов развития инфраструктуры, программы подготовки кадров для предприятий, обеспечение определенного уровня компетенции чиновников и так далее. Начиная с 2012 года, стандарт внедрялся в шести пилотных регионах, в число которых вошел и Пермский край. В регионе было создано Агентство по инвестициям, разработана инвестстратегия, принят ряд законов. С прошлого года стандарт начал внедряться уже на территории всей страны. Это, можно сказать, первая системная работа по облегчению условий ведения бизнеса в нашей стране, до того все действия были фрагментарные. И, что важно, впервые в этом процессе самое активное участие принимают общественные организации.

Вообще, я уверен, увеличение роли объединений предпринимателей – позитивный тренд. Мы научились и получили возможность высказывать консолидированное мнение, влиять на принимаемые властью решения, и, что не менее значимо, осуществлять контроль их исполнения.

 

В Пермском крае как в пилотном регионе проект внедрялся с 2012 года. Каковы результаты?

В ближайшее время в Пермском крае должна начать работу «Корпорация развития», также наши ожидания связаны с созданным в феврале министерством экономического развития. В корпорацию ежедневно поступают запросы от потенциальных инвесторов. Один из таких – это заявка Swiss KronoGroup. Компания искала площадку для размещения своего производства на территории России, обратилась в «Корпорацию развития», были проведены переговоры, и KronoGroup остановилась на Пермском крае. Компания намерена вложить до 200 миллионов евро в строительство деревоперерабатывающего завода мощностью более 600 тысяч кубометров продукции в год. Завод будет размещен в Краснокамском районе. Возможно, сыграл свою роль и тот факт, что еще год назад мы провели анализ потенциальных площадок под размещение производства на территории района и передали сводную информацию в корпорацию. Вывод какой? Даже элементарные организационные работы по подготовке региона к развитию и размещению предприятий приносят реальные плоды. И этим надо постоянно заниматься, и нужно, чтобы эта работа была в приоритете у власти.

 

Аналогичная работа по формированию инвестиционной привлекательности проводится сейчас и в муниципалитетах?

Верно. «Деловая Россия» совместно с правительством края задалась целью внедрить стандарт инвестпривлекательности и в крупных муниципальных образованиях. Мы выбрали для этого 13 наиболее экономически развитых муниципалитетов. Сейчас в этих территориях созданы экспертные группы и разработаны «дорожные карты». Мы рассчитываем, что в течение года эта работа будет завершена и уже в 2015 году мы получим реальные результаты. Отмечу, раньше задача по улучшению инвестиционного климата если и ставилась перед муниципалитетами, то механизма ее решения, методологии у них не было. Сейчас они получили этот инструмент, и главное – грамотно им воспользоваться.

 

Оксана Астафьева

Пермский бизнес-журнал, № 5 (73) 2014

Комментарии запрещены.